Как украинскому бизнесу подружиться с иностранным инвесторомГоворить об инвестиционной привлекательности страны, когда «говорят» пушки, бесполезно.

Рынок слияний и поглощений в 2015 году стал наихудшим за все время независимости Украины: за три квартала — всего 895 млн долл.

Между тем мировой рынок за первые 9 месяцев 2015 достиг 3 трлн долл, это лучший показатель за последние шесть лет. Четвертый квартал тоже был пассивным для украинского рынка M & A.

Объем транзакций с участием украинских компаний составил 550 млн долл, так как была подтверждена продажа сети автозаправок «БРСМ-Нафта».

В 2015 году рынок не оживился, ведь из общего объема операций 260-300 млн долл — это сумма продажи Березанской птицефабрики Юрием Косюком, основным акционером МХП. Эта птицефабрика, которая производит яйца, является непрофильным бизнесом для МХП, одного из крупнейших в Украине производителей курятины. Покупателем по данным прессы стали фирмы, которые связывают с украинским бизнесменом Олегом Бахматюком. Для них производство яиц — профильный бизнес.

Иными словами, в период кризиса украинские владельцы начали реструктуризировать бизнес.

Продажа непрофильных активов — не уникальное явление для 2015 года, но чем дольше затягивается кризис в стране, тем больше владельцев начинают избавляться от сопутствующих активов, отвлекают средства от основных видов деятельности.

В 2015 году в Украине увеличилось количество «технических» сделок с целью перевода активов с одного юридического лица на другое без изменения конечного бенефициара. Такие транзакции не следует рассматривать как настоящие M&A, ведь они выполняются для избежания ответственности при проблемах с выплатами кредитов.

Одна из транзакций, объявленных в декабре 2014 года, закрыта была уже в 2015 году. Речь идет о продаже российской «Сиверсталли» украинского «Днепрометиз» немецкой частной компании. Стоимость сделки не разглашается.

Из тех транзакций, которые произошли в четвертом квартале 2015, стоит отметить изменение владельцев двух банков: «Русский стандарт» и CityCommerce Bank. Кроме этого, украинская IT-компания zakupki-online.com — В2В стартап, которая помогает бизнесу делать покупки онлайн без посредников — получила нового иностранного владельца. Стоимость транзакции составила 773 тыс долл. Владельцем сервиса стала южноафриканская Naspers, которая уже имеет в Украине несколько интернет-активов.

Высокой остается и будет оставаться активность в финансовом секторе. Работа прогрессирует и спрос на новые места в этой сфере растет. Многие из малых и средних украинских банков имеют проблемы с капитализацией. Даже крупные банки вынуждены продавать собственные активы в других странах, чтобы улучшить ситуацию в Украине. Как известно, ПриватБанк продает свои активы в Грузии за 47 млн долл, а это около 1,2 капитала грузинской дочери. Для сравнения: украинские банки обычно продаются по цене, менее 0,5 капитала. Полученные деньги пойдут на докапитализацию банка в Украине. Он нуждается в дополнительной ликвидности в связи с оттоком депозитов и уменьшением поступлений от кредитов.

В 2014 году ПриватБанк уже продал свой дочерний банк в России за 1,9 млрд грн. Кроме того, он имеет дочерние структуры в других странах. Для поддержки деятельности в Украине могут быть проданы и эти активы, но пока о таких переговорах ничего не известно.

В интернет-пространстве нет границ, или их легче пересекать. Не только украинские IT-компании в последнее время становились предметом поглощений. Так, украинское агентство интернет-маркетинга Netpeak приобрело контрольный пакет — 51% — болгарской optimization.bg. Цель поглощения, финансовые детали которого не разглашаются, — выход на рынок Болгарии и балканских стран.

2016 может стать более продуктивным для рынка M&A Украины. Предпосылки есть.

Специалисты надеются, что Нацбанк упростит операции с валютой, та как это было препятствием для завершения нескольких транзакций в 2015 году, ведь большинство транзакций происходит с использованием иностранной валюты.

Если окончательно закончится война на востоке Украины и стабилизируется курс гривны, будут завершены отложенные транзакции, например, продажа «Универсал банка» — дочерней структуры греческого Eurobank Ergasias. Он должен был получить 96 млн долл за свой украинский актив, но не смог закрыть транзакцию через валютные ограничения.

Привлекательной отраслью для инвестиций станет энергетика — уменьшение зависимости от российского газа является насущной проблемой. Кроме этого, интеграция Украины с ЕС возлагает на Киев обязательства по применению возобновляемых источников энергии.

На Украине реализуются проекты с использованием «зеленых» технологий и получения энергии благодаря финансированию международных финансовых учреждений. К примеру, ЕБРР финансировал строительство электростанции на биомассе в Киевской области. Для этого банк выделил кредит на 15500000 евро.

За последние два года в Украине введено в эксплуатацию несколько «зеленых» энергопроектов, однако общая доля «чистой» энергии в стране до сих пор составляет менее 2%, тогда как в ЕС — 20% в целом, а в некоторых странах — даже больше. Не использовать потенциал в этой области Украина не имеет права, так как есть Дунайская солнечная электростанция, Одесская.

Более того, есть немало проектов разной степени готовности, которые нуждаются лишь в «благословении», то есть создании условий для инвестиций новой власти. Есть надежда на инвестиции мировых финансовых учреждений — ЕБРР и МФК. Однако их усилий недостаточно, поэтому следует создавать возможности для стратегических инвесторов.

Вместе с оздоровлением энергетики следует наводить порядок в банковском секторе, ведь проблемы финансовых учреждений связаны с проблемами других отраслей. Например, в сельском хозяйстве ряд украинских компаний оказалась в затруднительном положении из-за долгов, резких изменений курса гривны и падения спроса на продукцию.

По данным прессы, для обслуживания долгов многие компании будут продавать свои активы. Тяжелой будет ситуация и в машиностроении. Большинство украинских предприятий в этой области были ориентированы на рынки стран бывшего СССР, а крупнейшим рынком была Россия. Еще в 2014 был остановлен сталелитейный завод в Кременчуге. Он производил продукцию для строительства вагонов, около 90% которой покупала Россия. Сложная ситуация на других вагоностроительных предприятиях. Некоторые из них находятся в зоне АТО. Украина тоже нуждается в вагонах, но, как всегда, возникает вопрос финансирования и лишних мощностей, которые были рассчитаны еще на потребности СССР.

Есть проблемы в авиационной отрасли, где самолетостроение было только благодаря кооперации с Россией, а заводы все еще находятся в государственной собственности. Airbus и Boeing не спешат в Украину. Даже «Мотор Сич», которая производит авиационные двигатели и имеет неплохие перспективы в Китае и других восходящих странах, скорее всего, не получит более 1 млрд долл по российским контрактам.

Продолжаются переговоры с иностранными финансовыми компаниями по финансированию некоторых проектов. Немецкий банк развития KfW рассматривает возможность инвестиций в строительство на «Южмаше» (Днепропетровск) трамваев и троллейбусов.

Однако помощи иностранных инвесторов будет мало. Нужна активная работа владельцев украинских предприятий по привлечению стратегических или финансовых партнеров.

Веротяно, в 2016 году произойдут еще и другие приобретения украинскими компаниями фирм в странах Европы с целью диверсификации рисков, связанных с Украиной. Если раньше украинские компании покупали активы за рубежом для переработки украинских полуфабрикатов и вывода маржи из Украины, то теперь целью может стать диверсификация производства и получение клиентов на мировых рынках. Но многим ли удастся построить бизнес в Украине и достичь успеха за ее пределами?

Один из путей вывода украинской продукции на рынки ЕС — партнерство с иностранными компаниями через интеграцию и кооперацию. Для этого украинские владельцы должны быть готовы открыть доступ к участию в собственности, а не сидеть, как «собака на сене». Этот процесс неизбежен, и он активизирует активность рынка M&A.