Как должны соотноситься между собой монетарные и финансовые режимы, чтобы система в целом оставалась стабильной?Глобальная интеграция резко изменяет значение всех неравновесных процессов. Финансовые дисбалансы, под которыми понимается длительное отклонение финансовых агрегатов от долгосрочной динамики реальных макроэкономических переменных, в глобальных условиях дополняются внешними формами. Содержание последних сводится к тому, что экономики начинают взаимодействовать в условиях накопления требований и обязательств, в результате чего возникают платежные контрпозиции, или дефицит или профицит платежного баланса.

Возникновение платежных дисбалансов отображает сложное переплетение разноуровневых тенденций относительно взаимодействия:

  • валютных курсов и динамики экспорта и импорта;
  • валютных курсов и спроса на финансовые и реальные активы (валютно-курсовые детерминанты портфельной аллокации потоков капитала);
  • потребления, сбережений и инвестиций;
  • макроэкономических политик в мире и тому подобное.

Основная проблема здесь заключается в том, что, с одной стороны, платежные дефициты являются монетарным феноменом, то есть следствием взаимодействия между внутренним денежным предложением и его влиянием на реальные макропроцессы. С другой — платежные позиции являются финансовым феноменом, поскольку поддержание неравновесия платежного баланса требует движения капиталов, колебания процентных ставок, то есть функционирования финансового рынка. Возникает вопрос, что в этом случае является первичным, а что производным. В случае относительно закрытой экономики, монетарный фактор первичный, поскольку он является детерминантой поведения макропеременных, которые во взаимодействии с внешним окружением экономики приводят к той или другой тенденции в сфере платежного статуса страны. Финансовый фактор здесь будет производным, поскольку он будет отображать то, в какой мере финансовые рынки будут делать возможной глубину действия монетарного фактора в его внешнем проявлении, то есть в сфере платежного баланса.

По этим соображениям сразу возникает вопрос о том, как должны соотноситься между собой монетарные и финансовые режимы, чтобы система в целом оставалась стабильной. Продолжением этого вопроса является то, какая относительная величина платежных дисбалансов может считаться приемлемой с точки зрения макрофинансовой стабильности.

Как отмечают аналитики ресурса http://www.kassa24.kz/, в случае анализа соотношения монетарных и финансовых режимов методологический акцент делается на проблеме «трилемы» совмещения целей монетарной политики. Согласно ей страна должна делать выбор относительно приоритета внутреннего или внешнего равновесия в процессе реализации монетарной политики, степени фиксации валютного курса и мобильности капиталов.

В каждом из случаев, совмещение сразу трех вариантов невозможно, а эмпирические исследования этого феномена показывают, что механизм функционирования «трилемы» является подобным экономическому закону. Так же каждая из известных исторических комбинаций монетарных и финансовых режимов не гарантировала бессрочную глобальную макрофинансовую стабильность. Можно лишь говорить о степени автоматизма в поддержании такой стабильности и симметричности функционирования механизма коррекции дисбалансов. По этим соображениям система международного золотого стандарта имела яркие преимущества, сравнительно с Бреттон-вудской системой. Также в данных исторических случаях роль монетарного фактора оказывалась важнее, чем финансового в генерировании платежных дисбалансов. Разница в том, что первая волна глобализации и соответствующая финансовая интеграция в случае золотого стандарта позволяла поддерживать длительные неравновесные платежные позиции, которые свидетельствовали о возможностях переливов капитала.

Редким случаем доминирования финансовых факторов над монетарными были явления структурного характера, которые касались дискретных во времени возможностей поддержания значительного прилива капиталов в секторы с быстрым развитием. Например, в случае открытия значительных месторождений природных ресурсов.